Домой Коллажи Фото Кино Публикации Биография Ссылки Почта Гостевая Поиск
ПУБЛИКАЦИИ
Алексей Гуськов
"Держи в чистоте душу и кусочек земли, на которой ты живёшь"


Это нам только кажется, что Антон Павлович Чехов не написал ни строчки про русскую революцию. На самом деле в "Палате № 6" он показал не что иное, как её истоки. Так трактует повесть Чехова актёр и продюсер Алексей Гуськов. Его новый проект под названием "Рагин" станет оригинальным экранным воплощением известного чеховского произведения. Сам актёр сыграет в этом фильме главную роль - психиатра Андрея Рагина. Для Гуськова выбор столько непростого литературного произведения не случаен. Ещё в начале 90-х он отказался от бандитского образа, навязанного ему когда-то "Волкодавом", и занялся созданием нового русского кино. Сегодня Гуськов - один из немногих актёров, которые воплощают на экране актуальнейший мужской типаж - "прагматик с поэтической душой".

Незнайка и компания.

- Алексей, у вас есть мечта?

- Одна из "мечт" в настоящее время уже осуществляется. Это фантазия по Чехову, её мы снимаем совместно с австрийцами: 120-ти минутный художественный фильм, одна половина которого снимается в Петербурге, а другая - в Вене. Сценарий фильма написан только по мотивам "Палаты № 6", в нём есть совершенно новые персонади: венский психиатр Гиммельсдорф, которого играет немецко-австрийский актёр Джулиан Вейген, певица Райская в исполнении Агриппины Стекловой. Добавилась принципиально новая сюжетная линия: главный герой в своём сознании побывает в Вене и через доктора Геммельсдорфа познакомится с теорией Фрейда, которая в это время набирает силу. Поэтому действие фильма перенесено в 1904 год. Снимает фильм режиссёр Кирилл Серебренников.

- Почему ваш выбор остановился именно на Чехове?

- Он полностью попадает в общечеловеческую тему среднестатистического, среднеобразованного человека, который к сорока годам решает извечные вопросы: зачем, почему, для чего. Потому на наш проект так легко откликнулись в Австрии. Я думаю, что если бы в истории должен был появиться Берлин, мы бы нашли партнёров и в Германии, должен был появиться Париж, - был бы Париж. Это свойство Чехова.

- В "Рагине" вы выступаете также и как продюсер. Ваш уход в продюсирование был вызван желанием компенсировать нереализованность в актёрской профессии?

- Сознательного ухода не было, новая профессия пришла как-то сама собой. Первая попытка была сделана в 1993 году. Тогда я, молодой и беспечный, думал, что это будет забавой. Был увлечён идеей создать свою студию. Но в то время прокат рухнул, а предложения в кино были достаточно однообразны: там я только бегал и стрелял, догонял или убегал. В 95-ом году я в последний раз работал в кино и после этого не снимался года три, думал, что мне это уже неинтересно. Очень увлёкся тогда анимацией, и первым моим по-настоящему сознательным проектом как продюсера стал мультипликационный фильм "Незнайка на Луне". К сегодняшнему дню студия подросла и стала приметной единицей в анимационном мире, и не только российском. Мы собрали массу призов на различных фестивалях. Сегодня стремимся хотя бы раз в два года создавать "полный метр" - выпускать продолжительные по времени мультфильмы для семейного просмотра. Уже есть проект продолжения "Незнайки". В нём задействованы уже не герои Носкова, так как наследник писателя оказался шибко вредным и бесконечно судился с нами, а истории человечков, описанные в российских журналах до 1904 года. В игровом же кино, когда оно стало подниматься через телевидение, мне было неинтересно клишировать мыльные оперы в триста серий. Поэтому появилась идея фильма "Граница. Таёжный роман", где по главе всего стоял режиссёр Александр Наумович Митта, а я только был рядом. Потом был "Мусорщик", а затем "Раскалённая суббота". На днях эту картину показали по ТВ. Главные задачи, которые мы ставили для неё - не потеряться в прокате. И для того чтобы она стала настоящим событием, не хватило, может быть, чуть-чуть. Намного ошиблись со сценарием, немного опоздали со временем.

И швец, и жнец, и на дуде игрец…

- Когда появляется новый проект, кто в вас побеждает - продюсер или актёр?

- В этом стыдно признаться, но актёр.

- То есть вы выбираете конкретный сценарий по тому, насколько он интересен вам как актёру?

- Да. Раньше я в этом публично не признавался, а теперь махнул рукой. Слабости есть у всех, у меня тоже, и пусть мне это простят. Поверьте, из тех 30-35 картин, в которых я сыграл, действительно стоящих не наберётся и пяти. А ведь актёру небезразлично то, что останется после него. Кроме этого, у меня появляется возможность прожить вместе с героем целый этап его жизни, от какого-то переломного момента и фактически до его смерти, и мне нравится длительность этих дистанций. Хотя я достаточно часто гибну на экране. Один буддист меня этим озадачил, но я его успокоил: ведь где-то у меня всё-таки сохраняются открытые финалы.

- Кто на кого больше влияет - вы на персонаж или он на вас?

- Кроме внутреннего ощущения героя, от меня нет ничего. Всё остальное придумано. Прежде всего, в роли меня привлекает выход героя в обобщение. Например, в "Границе" мой антиперсонад, в итоге ставший более привлекательным, чем персонажи Башарова и Ефремова, представляет ту часть нашего общества, которая обладает колоссальной невостребованной мужской энергией, не нашедшей применение после реформ. А фильм "Мусорщик" в Челябинске получил приз за образ нового героя. В этом университетском городе нашла отклик его философия: держи в чистоте свою душу и кусочек земли, на который ты живёшь.

- Сегодня вы работаете с австрийцами. Как вам кажется, Европа интересуется нашим современным кино?

- Поймите, его у нас нет. И они в нас не заинтересованы, не надо заблуждаться на этот счёт. Просто в кино есть общечеловеческие проблемы, изложенные доступным языком, которые волнуют всех. Есть Сокуров, снимающий вроде бы никому не нужные в России фильмы, которые очень востребованы на Западе. Он попадает в какое-то общее пространство. То же самое происходит и со Звягинцевым. Наряду с этим есть проблемы частные. "Убойная сила" и "Менты" - приметы одного города. Я бы назвал это маргинальным искусством, которые не вытекает из русла большого кинопроцесса. При этом необходимо чётко различать: вот это мейнстримовские фильмы, голливудские условия "Матрицы". Хотя "Матрицу" сделали очень умные ребята…

- Получается, вы за коммерческое кино?

- Кино, прежде всего, должно быть внятным, понятным, с отчётливой историей. В нас изначально заложена способность к определённому пониманию. Мы все говорим на определённом количестве букв, которое в нас заложено. Безусловно, я рассчитываю на более подготовленную публику, публику чувствующую, способную расшифровать образ, понять символ. Настоящее кино должно быть интересно как человеку двадцатилетнему, так и сорокалетнему, находящемуся в другом возрастном переломе.

О семье

- Муж-продюсер должен занимать в своих проектах жену-актрису?

- Мы с Лидой никогда не трудились "тележкой с прицепом". У нас с ней была договорённость не следовать в этом вопросе дурным примерам, которых тьма, и я ни разу не слышал от неё возражений. Хотя думаю, что в глубине души ей, наверное, немного обидно. Но в своих проектах на кастинг я не влияю, голом у меня только совещательный. Иначе играющий продюсер подминает под себя режиссёра. Тогда получается по принципу "…и это всё о нём".

- Однако последнее время мы всё дальше уходим от режиссёрского кино?

- Абсолютно точно. Это связано с тем, что идёт глобальное перекраивание пространства, и театрального, и кинематографического. То поколение, к которому принадлежу я, - уходящая натура. Я об этом говорил ещё три года назад. Этот факт надо принять спокойно и попытаться понять, как после Интернета и DVD изменилось культурное пространство, в котором мы живём. Если Питер Гринуэй ищет новые экранные формы, а он уж, наверное, человек не бестолковый, то что говорить о нас.

- Вы часто рассказываете, что под влиянием своего сына слушаете Эминема. А чему он учится у вас?

- Восприняв от него Эминема, я поставил ему послушать Образцову. Он сказал: "Вот это да! Что это?", на что я ответил: "А это, сынок, классика. И тебе в жизни ещё предстоит её узнать".

- Хватает времени на семью?

- Семья - это общий уклад. Нужно не стучать по голове, а учить собственным примером. Конечно, недостаток теплоты есть… Чтобы компенсировать это, надо больше гладить детей, касаться их руками. Так говорил Далай Лама. Я нахожусь с семьёй в астральной связи и всегда говорю сыну: "Если ты сделал что-то плохое, папа тебе с другого конца Земного шарика позвонит".

©Елена НИК
вернуться к публикациям ]
Сайт Виктории Городецкой ©2002,Студия Web-дизайна ГлаSир

Ссылки на комерчиские сайты:

Сайт управляется системой uCoz