Домой Обои Фото Кино Публикации Биография Ссылки Почта Гостевая Поиск
ПУБЛИКАЦИИ
Алексей готов на все ради любимой женщины
С актрисой Лидией Вележевой они уже двадцать лет и никого не впускают в свою личную жизнь


Уже более 15 лет, со времен «Волкодава», Алексей Гуськов не только один из самых популярных актеров в нашей стране, но и кумир российских женщин. Но при всей сексуальности и фантастическом обаянии его персонажи, как правило, несчастливы в любви. И эту экранную несчастливость его сердобольные поклонницы самого разного возраста совмещают с жизненной, хотя их кумир давно женат на одной из самых красивых актрис нашего кино – Лидии Вележевой. Правда, и сам актер дает повод для досужих разговоров: крайне редко появляется на публике со своей женой. Вот и на пресс-конференцию по случаю выхода на экраны мелодрамы «Отец» – едва ли не главного для него фильма последних лет – он пришел без жены, хотя та сыграла пусть и небольшую, но эффектную, запоминающуюся роль.

– К сожалению, Алексей, вы лишили меня возможности спросить вашу жену: а не в обиде ли она на мужа? Ведь как продюсер вы вполне могли настоять, чтобы она была вашим партнером в картине, а не Полина Кутепова. И ваш семейный дуэт вполне бы смотрелся. Как смотрелся, например, в недавнем фильме Игоря Масленникова «Русские деньги».

– Знаете, мы с Лидией давно решили, что наша личная жизнь – неприкосновенная территория. И потому не ходим вместе на светские мероприятия и даже пропускаем друг у друга важные премьеры. Наша творческая жизнь стоит в стороне от семейной. Мы редко обсуждаем свои работы, хотя должен признать, что Лидия – потрясающая актриса. Почему Кутепова сыграла в «Отце», а не она? Тут много причин. Не буду в них вдаваться, но согласитесь: Полина сыграла так сильно, как, пожалуй, в кино никогда еще не играла.

– Здорово сыграли и другие актеры…

– Да, вы правы. И вообще должен сказать, что возможностей для актеров в этой картине – просто края не видно, и не только для исполнителей главных ролей. И потому с радостью согласились и Рома Мадянов, и Екатерина Васильева, и Нина Русланова, и другие. На два-три съемочных дня, на несколько реплик. И за каждой небольшой по объему ролью я вижу судьбу.

– Почему вы решились взяться за картину, которая изначально не претендовала на коммерческий успех?

– Потому что еще существует для нас такое чрезвычайно важное понятие, как духовность. И потом, что значит «коммерческий успех»? Кассовые сборы за пару недель проката? Мы и не рассчитывали, что они будут большими. Мы рассчитываем, что наша картина будет «долгоиграющей» – ей суждена долгая жизнь на DVD, в телепоказах. А если учесть финансовую поддержку государства, то, думаю, в минусе мы не окажемся. Так что не считайте нас альтруистами.
Меня в свое время потряс и с той поры не отпускал рассказ «Возвращение» – небольшой, но чрезвычайно емкий и, пожалуй, самый пронзительный рассказ Андрея Платонова, воспринятый официозом как клеветнический. Собственно, из-за него этот выдающийся, гениальный писатель был окончательно изгнан из советской литературы. А если взять шире, то и из жизни. В этом рассказе – шекспировский накал страстей при необыкновенной простоте изложения, за которой кроется бездонная глубина. В этом рассказе есть многое из того, что меня раньше волновало и сейчас волнует. Рассказ многослойный. Первый пласт, мелодраматический: человек пришел с войны и узнал, что жена была с другим. Следующий пласт: не все так просто, оказывается, дважды войти в одну реку невозможно. Чтобы тебя любили, надо самому полюбить, а полюбив, испытать восторг. Следующий пласт: метафизический. В своей картине мы лишь прикоснулись к рассказу, и это, думаю, не последняя его экранизация.

– Какая-то новая истина о войне вам открылась, когда читали рассказ, готовились к съемкам, во время съемок?

– У нас в стране в общественном сознании Великая Отечественная война и ее окончание воспринимаются несколько упрощенно. Вот вернулись люди с войны, их встретили, помянули тех, кто пал, и стали строить мирную жизнь. Но это было не совсем так. Война – это особая форма жизни, совершенно неестественная для человеческого существования. Все процессы в этой жизни неким образом ускорены, в том числе и отношения между мужчиной и женщиной – они просто гипертрофированны. Ни «его», ни «ее» нет рядом. Желание любить и быть любимым, без чего не может быть жизни, гипертрофированно. Простые и ясные понятия: «враг», «свой», «убить», «взять в плен». Нюансы упускаются… Низкий поклон мой людям, которые прошли войну на фронте и которые ждали в тылу. У них две правды: «мужская» правда и «женская» правда.

– Работая над большой ролью, актеры часто ищут параллели в собственной жизни, лепят характер своего персонажа, отталкиваясь от себя – от своих переживаний, мыслей, ощущений…

– Я не возвращался с войны, но я знаю, что это такое – с детства жить без отца, быть единственным мужчиной в доме…

– Такого мальчика удивительно органично, не по-детски серьезно сыграл Вася Прокопьев.

– Он и в жизни такой, маленький взрослый. Родом из-под Рязани. У мамы восемь детей, отца нет. Одаренный мальчик.

– А вы не примеряли к этой роли своего младшего сына Диму?

– Не примерял, потому что это означало бы навязывать ребенку профессию. Он и только он должен сделать свой выбор. Но меня радует, что Дмитрий, как и мой старший сын Владимир, чувствует чужую боль. По-моему, у Дмитрия есть дар, есть художественное восприятие мира. Вдруг написал два сценария – смешные, по-детски наивные, но ведь написал! Вдруг выдал стихи.

– А Владимира почему не приобщаете к актерской профессии? Парень как-никак учится в Щукинском училище…

– Сначала пусть получит образование, а там видно будет.

– Можете допустить ситуацию, что вы, как ваш персонаж в «Отце», возвращаетесь с войны и узнаете, что жена вам изменила?

– Не могу, потому что не воевал и, надеюсь, не буду воевать. Но если серьезно… В жизни всякое бывает, и никогда нельзя загадывать. О себе могу сказать, что никогда чужих жен не совращал. И если мы с Лидией уже двадцать лет вместе, значит, по-настоящему любим друг друга, значит, в наших отношениях есть и нечто большее, что нас связывает. Это большее – наши дети. Ради любимой женщины и детей я готов на все.

– В «Отце», а раньше в «Мусорщике», в «Рагине», в нашумевшем сериале «Граница. Таежный роман» и в ряде других картин вы были в одном лице и актер, и продюсер. А стать и режиссером вам в голову не приходило?

– Стал бы писателем, да зад устает. Режиссер – это не просто профессия, ремесло, это еще и особый взгляд на мир, это еще и способ существования. Не буду лукавить: было и есть желание. Но встретившись с режиссерами Александром Миттой, с Бахтиером Худойназаровым, с другими мастерами, я понял, что это не мое. Я не умею так думать, как они, не могу так существовать. Но, может быть, года через два… А сейчас мои мысли заняты большим, масштабным проектом: Дима Месхиев будет снимать картину по роману Василия Шукшина «Я пришел дать вам волю». Готовлюсь сыграть Степана Разина – личность мощную, яркую и неоднозначную. Очередной вариант сценария пишет Валентин Черных. Но о съемках и вообще об этой картине пока говорить преждевременно.

© Геннадий БЕЛОСТОЦКИЙ
вернуться к публикациям ]
©2002,Студия Web-дизайна ГлаSир

Ссылки на комерчиские сайты:

Сайт управляется системой uCoz