Домой Обои Фото Кино Публикации Биография Ссылки Почта Гостевая Поиск
ПУБЛИКАЦИИ
АЛЕКСЕЙ ГУСЬКОВ: "Я ВЕТЕРАН СЕРИАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ"

    - Вы, как и Максим Суханов, не только известный актер, но еще и бизнесмен, продюсер...

    - Я руководитель студии. За последние пять лет мы сделали анимационный сериал "Незнайка на Луне", картины "Таежный роман" и "Мусорщик", другие картины. Я имею отношение ко многому, но "я" - последняя буква в алфавите, и рядом со мной стоит еще очень много фамилий. "Мусорщик", например, это совместный труд автора повести Охлобыстина, режиссера Шенгелии, сценариста Короткова, людей, которые давали деньги. Это в американском кинопроизводстве человек может вложить собственные средства в фильм. А что я могу вложить, что? Я прихожу к богатым людям, убеждаю их, прошу. Бегаю к чиновникам, ищу государственной поддержки, прохожу комиссии, составляю массу бумаг.

    - "Мусорщику" не повредит то, что он делался довольно долго?

    - Эта история не привязана к конкретному времени. У героев нет имен, отчеств...

    - А что если зрителю надоело смотреть притчи?

    - Но ведь у нас есть сюжет, вы чего-то ждете на протяжении всего фильма, какого-то проявления характера - и это прекрасно. Зритель будет сопереживать героям, хотеть, чтобы два человека соединились, или, если его заинтересует детективная история, ждать развязки. Умный не скажет, дурак не поймет - в картине есть зашифрованный подтекст: почему все уважают человека, убирающего мусор? Может, действительно, в этом и есть смысл нашей жизни - держать в чистоте кусочек земли, на котором находишься? Вообще мир делится на тех, кто сорит, и тех, кто убирает. Вот мы с вами сидим-едим, а за нами кто-то будет посуду мыть.

    - Режиссер "Мусорщика" Георгий Шенгелия уверяет, что у актера Гуськова большой комический потенциал. Хотели бы сыграть в комедии?

    - Очень хотел бы. Но достойного материала пока нет. Я ведь не комик в чистом виде, у меня нет фактуры, условно говоря, Евгения Леонова, нет того беспрекословного обаяния, которым обладает Пьер Ришар или обладал Бурвиль. Моя точка опоры в другом, но я мог бы поработать и как комик.

    - Вы снова снимаетесь у Митты?

    - Да, Александр Наумович снимает меня в своей новой картине. Я не люблю рассказывать о том, что мы делаем: думаешь об одном, а результат иногда получается совсем другим, неожиданным. Повторю только то, что говорит сам Митта: он хотел бы сделать картину-саспенс. Чтобы было тревожное ожидание, чтобы час сорок зритель сидел и ждал, ждал. Я думаю, получится. По жанру это мелодрама.

    - Кого вы играете?

    - Как кого, если речь о мелодраме и триллере? Естественно, я антигерой.

    - Можно ли теперь сказать, что вы человек Митты?

    - Нет, конечно. Но мне лестно, что он нашел во мне что-то свое, что я выражаю какую-то часть его.

    - Когда шла работа над "Границей", вы именно такого результата ожидали?

    - Да, вы знаете, да. Мне не очень нравится в фильме контрабандная линия, она появилась как некая дань времени. Мне гораздо интереснее изучать человеческие страсти. В фильме мой герой загрызает волка - это очень сильный знак. В "Границе" - драма Отелло, драма Арбенина, которую я исследовал вместе с Олей Будиной, Маратом Башаровым, Мишей Ефремовым. А все остальное для меня - нанос, и здесь я как раз не очень доволен результатом.

    - Вы ведь в Бауманском учились? Как вышло, что вы ушли оттуда?

    - Было очень театральное время. Я попал на репетиции к Анатолию Васильеву, который тогда начинал, и они показались мне чем-то невероятным, я даже не могу описать свои ощущения. Помню высказывания немолодого актера: "Какой-то молодой... ставит Горького, "Вассу Железнову", да еще, твою мать, первый вариант. И учит меня играть!" Через две недели он сидел вывернутый наизнанку и говорил: "Я работаю с гением". У меня, к сожалению, еще не было повода так сказать в театре.

    - После "Границы" вы резко стали очень популярны...

    - Да нет, случалось и раньше. В 1994 году, когда продюсеры сериала "Горячев и другие" убили моего персонажа, пришло два мешка писем с требованиями его оживить. Я был тогда такой беленький, кучерявенький. Я же ветеран сериального движения!

    - Вот только что автограф попросили...

    - Да мне кажется, так со всеми...

    - Нет, с вами особенно.

    - (Растерянно.) Да? Я какой был, такой и есть. Шифруюсь, прячусь от тех, кто просит автографы, и очень быстро убегаю. Надо себя фанерного сделать и поставить для тех, кто сфотографироваться хочет. Раньше была дистанция между образом и актером, существовало некое уважение к профессии. Сейчас произошла определенная девальвация: люди требуют, чтобы ты с ними выпил, и обижаются искренне, если ты этого не делаешь. А почему я, собственно, должен выпивать? Это же особый ритуал. Поймите, это не снобизм - я работаю для зрителя и декларирую это. Я не верю в театр одного актера при пустом зале, не верю в авторское кино - его не бывает.

    - На "Киношоке" вы получили приз зрительских симпатий.

    - Это лестно, приятно: у меня не так много призов. Привезу его маме. С другой стороны, у меня есть картины, которые ничего не получили, но их бесконечно показывают. "Волкодав", например. Когда в 1992 году он вышел на экраны, его не лягнул только ленивый критик. А картина осталась, много чего потонуло вокруг, а она - нет.

    - Вы думаете, у "Мусорщика" будет счастливая прокатная судьба?

    - Ничего я не думаю, не знаю. Но постараюсь приложить максимум усилий, чтобы эту картину посмотрело как можно больше зрителей. Скоро станет понятно, какие регионы его купили и как он пошел на видео. Весной фильм покажет ОРТ. Хорошая, уверен, будет судьба. Странно хвалить собственный труд, но мне кажется, картина сложилась.

вернуться к публикациям ]
©2002,Студия Web-дизайна ГлаSир

Ссылки на комерчиские сайты:

Сайт управляется системой uCoz