Домой Обои Фото Кино Публикации Биография Ссылки Почта Гостевая Поиск
ПУБЛИКАЦИИ
"Мужской артист"

Известность пришла к нему после "Волкодава" и "Классика". А "Граница. Таежный роман" возвела в ранг звезды, если понимать под звездностью не только славу, но и высочайшее актерское мастерство. Я испытываю наслаждение, наблюдая, как существует на экране актер Алексей Гуськов. Независимо от персонажей и истории, которую он играет. Он - актер и продюсер. Муж красавицы актрисы Лидии Вележевой и отец троих детей. Он талантлив, умен, современен. И, как выяснилось, безумно обаятелен не только на экране, но и в жизни. В чем убедилась не только я во время интервью с актером, но и зрители, пришедшие на творческую встречу с Алексеем Гуськовым в кинотеатр "Художественный" и на премьеру его нового фильма "Мусорщик".

Публика любит спрашивать Алексея о том, сам ли он играл в бильярд в "Классике", остался ли в живых покусанный им волк в "Границе". Он с удовольствием шутит и с таким же удовольствием говорит очень серьезные вещи об актерской профессии.


- Предмет искусства - это исследование человеческого характера в пограничной ситуации, так мне кажется. Почему один образ остается со зрителем, а другой нет? Не потому, что человек находит ответы на вопрос "как жить?". Он находит какое-то созвучие с собственной жизнью - вот так же и со мной было, вот через такую ситуацию прошел.

- А вы похожи на своих героев?


- Смотрите сами. Я не знаю, как надо жить. Но у меня есть ряд представлений, как не надо жить, чего я не хочу, каких поступков не хочу ждать от детей. Каждый сам себя воспитывает. У каждого свои обстоятельства, которые человек или побеждает, или приноравливается к ним, или ложится под них. Я артист интеллектуальной школы Художественного театра. У Станиславского есть выражение "нужно идти от себя". Я ищу в себе то, что меня с героем объединяет, что у нас болит. А потом нужно идти от себя, как можно дальше. Это и есть создание образа.

- Ваш герой в "Границе" - яростный, жестокий, отчаянный до сумасшествия - заслонил собой всех положительных героев картины.


- Благодарен авторам, которые дали мне возможность на современном материале сыграть роль уровня Отелло. Это история о том, как из человека потихонечку уходит человек и в характере проявляется зверь. Битва с волком, о которой так любят спрашивать зрители, происходит на седьмой минуте фильма. Такой камертон, после которого мой герой может существовать на очень высоком градусе - если зритель поверит в ситуацию. И поверил! (Кстати, "волком" была замечательная безобидная лайка, которую немного покрасили. Она и лаять-то не любила, только поскуливала). Зритель не воспринимает фильм по законам кино, он воспринимает чувственно. Первый раз я понял в "Классике": если ты чувственно точно шифруешь сцену - происходит попадание. И конечно, чтобы роль сыграть, набираешься впечатлений, чем-то подпитываешься. Вот перед этим фильмом несколько раз пересмотрел "Калину красную" и "Полет над гнездом кукушки".

- Актеры предпочитают уходить в режиссуру, а вы стали продюсером. Зачем?


- У "Мусорщика" хорошая реклама? У "Границы" хорошая судьба?

- Не то слово...


- Вот весь ответ на вопрос. Когда вышли видеокассеты с "Классиком", на обложке красовались я, Никоненко и Будрайтис, точнее наши головы... в шарах. На компьютере было красиво. А на бумаге мы какие-то деформированные получились. Никоненко звонит мне: "Видал? Утешает одно - кием в голову бьют Будрайтису". Очень надоело оправдываться. Актеры часто говорят - режиссер испортил роль, оператор помешал и т.д. Продюсером стал, чтобы присутствовать от начала до конца в том, что я делаю, и иметь возможность повлиять на процесс. Чтобы кием в голову Будрайтису не "били". Ну это такая красивая посылка. А прозаичная... Все, наверное, случайность. У меня за спиной четыре курса технического образования, может, поэтому нет испуга перед большими деньгами.

- Смогли бы спродюсировать "Полет над гнездом кукушки" и сыграть главную роль?


- Что-то подобное хотелось бы. Но второй раз нельзя войти в ту же воду. Я ни разу не делал продолжения. И в "Граница-2" не буду играть, не имеет смысла, характер законченный. Дальше что? Исправлять? Это будет неправда, он цельный образ. Оставлять таким как есть? Тогда он должен вырезать половину Красноярского края. Он заблудился. Его может остановить только смерть, к сожалению.

- С Николсоном на фестивале не встречались?


- С ним встречался Никита Сергеевич. А я Джека Ивановича видал. Сидел близко, как с вами. Я ведь объявлял конкурсную программу фестиваля.

- О вас часто пишут, как об актере, который, попади в Голливуд, дал бы сто очков вперед Харрисону Форду и прочим. Представляете себя в голливудском кино?


- В 1989-м участвовал в одной из первых американских картин, которые снимались у нас (фильм про Чернобыль "Последнее предупреждение"). У меня был маленький эпизодик - ни много ни мало с Джоном Войтом и Джессикой Ланж. И хотя знал немного английский, по многу раз репетировал, чтобы сказать, как требовал режиссер. В 1991-м снимался в трех фильмах в Германии, но выше контуженного русского роли не досталось. Ну, может, только роль глухонемого я там сыграл бы хорошо. Все равно вербальность языка существует не в точности слова, а в обертонах. Вот этого я уже никогда не приобрету. А еще - мы всегда будем для них актерами Восточной Европы. Я буду рад за тех, у кого получится в Голливуде. Но я в это не верю. Еще и по той причине, что существует элементарная солидарность и защита рынка. Вот давайте представим себе ситуацию. Хороший актер - Вэл Килмер или Джон Траволта - идет по студии "Мосфильм" и стоят: ваш покорный слуга, Серебряков, Миронов, Певцов...

- ...Сидихин, Балуев, Маковецкий...


- И Траволта на плохом русском говорит нам: "Ребята, я приехал посниматься в вашем кино. Какая у вас тут роль получше?". Думаю, ему будет трудно среди нас. То же самое и в голливудском кино. Не видел ни одного русского актера, который снимался бы не в боевиках, а, как я называю, в отношенческом кино.

- С какими партнерами любите работать?


- Люблю работать со всеми партнерами. Не люблю хамов на съемочной площадке и вне ее. В 1994 году я был на фестивале в Венеции с первой продюсерской картиной "Дорога в рай". Видел, как приехал Шварценеггер с десятью охранниками, конечно, это было ломовое шоу. Но он остановился и сорок минут давал автографы, пока последний человек не отошел. Хамства не должно быть ни по отношению к коллегам, ни к зрителям. Называю это теорией создания положительного поля вокруг себя.

- Муж-продюсер может объективно оценить работу актрисы-жены?


- Не оцениваю "Воровку" абсолютно никак. Посмотрел кусочек и думаю: "Класс. Молодец". И все. Мы нигде на экране не появляемся с женой вместе - это принципиально. Иногда она обижается, может, заслуженно. Но я считаю, что Лида сама себя будет уважать и без меня. Говорю ей: "Не надо за меня цепляться, ты самодостаточная творческая единица". Быть шерочкой-машерочкой, тележкой с прицепом - ничего хорошего! Хотя мы с Лидой можем такое шоу устроить! Ну представляете: семья Гуськовых за стеклом! Три дня! Под Новый год! Конечно, это запрещенные приемы, которые я никогда не буду осуществлять. Потому что самое страшное в профессии - дожить до состояния, когда один мальчик спросил своего отца: "Папа, ты дурак?".

- Помню, в 1992 году вы приезжали в Ульяновск с театром "Детектив". И во время спектакля...


- Вы были тогда в зале? Все помните? До сих пор рассказываю этот эпизод на творческих встречах. Французская мелодрама, красивая парнерша в роскошном платье, я во фраке, мы влюблены, под песню Эдит Пиаф общаемся. Полный зал. И вдруг на сцену с балкона со свистом летят... гайки. Я говорю: "Тоня, уходим". Она: "Играем, угомонятся". Потом реплики с гоготом пошли. Я спектакль остановил. Подошел к рампе: "Ну-ка встали и вышли! Или сам подойду и помогу выйти". В зале - мертвая тишина. Я спрыгнул со сцены и направился к молодым людям. И тут меня поддержал зритель. Вскочил так, что подлокотник отодрал, и с криками "Безобразие, не дадут спектакль спокойно посмотреть!" - отправился мне помогать. Парни уже примолкли, забормотали "не будем, дяденька". Билетерши подоспели, вывели их.

- А зрители провожали вас на сцену бешеными аплодисментами.


- Это было такое единение с залом! Мы начали спектакль сначала.

- Как думаете, какого мужчины на экране не хватает зрительницам в зале? В российском кино?


- Мне о себе понравилось народное высказывание. На фестивале "Киношок" мы ездили на творческие встречи по кубанским станицам. Все со мной пытались выпить, съесть шашлык. И я услышал: "Маня, беги сюда скорей, мужской артист приехал!". Очень приятно. Такого не придумаешь, правда?

© Татьяна АЛЬФОНСКАЯ.

вернуться к публикациям ]
©2002,Студия Web-дизайна ГлаSир

Ссылки на комерчиские сайты:

Сайт управляется системой uCoz